Биология, а не физика (продолжение).


Итак, почему они были толстыми? Теория баланса калорий говорит что в этом виновно переедание. А если люди настолько бедны и настолько плохо питаются, что даже самый ярый сторонник этой теории будет испытывать затруднения, предполагая, что у них было слишком много еды ( например у Пима в 1900-х или 1950-х годах, у Сиу в 1920-х годах, у тринидадцев или обитатели чилийских трущоб в 1960-х и 1970-х годах ), то всегда можно сказать, что они, вероятно, вели малоподвижный образ жизни или, по крайней мере, были менее активными чем были ранее… А если было очевидно, что их уровень физической активности был достаточно высок ( например женщины племени Пима, рабочие заводов в Чили, рабочие на нефтяных скважинах ) – то всегда можно сказать, что они слишком много ели.

Аналогичные аргументы используются и для других подобных случаев. Если человек с лишним весом приводит неоспоримые доказательства того, что он ест мало или не ест больше чем стройные люди, которые его окружают, то эксперты уверенно предположат, что он мало двигается. Если же будет известно, что этот человек много двигается, то эксперты с полной уверенностью скажут, что он слишком много ест. Таким образом, если он не обжора, значит ленив, а если активен — то обжора, другого не дано.

В начале 1970-х годов, диетологи и врачи-исследователи обсудили бы наблюдения о аномально высоким уровне ожирения, которое встречается среди людей с низкими доходами без предубеждений относительно причины этого явления и иногда они делали это. Им было любопытно ( как и нам ), и они не были уверенны что знают ответ на этот вопрос ( так же как и мы ).

В те времена ожирение считали проблемой «недоедания», а не «переедания», как сегодня. В Чехословакии, например, одна треть женщин и 10 процентов мужчин страдали ожирением. Когда об этом было сообщено на конференции несколько лет спустя, то исследователь, который делал доклад, начал его со слов: «Даже быстрое посещение Чехословакии показывает, что ожирение здесь чрезвычайно распространено, и также как и в других индустриальных странах, это, вероятно, самая распространенная форма недоедания».

Также Рольф Ричардс, специалист по диабету, британец ямайского происхождения, при обсуждении взаимосвязи бедности и ожирения в 1974 году делал это непредвзято: «Трудно объяснить высокую частоту ожирения, которая наблюдается у очень бедного населения Вест-Индии. Голод и недостаточное питание – явления сопровождающие первые два года жизни каждого ребенка в этой области. Четверть госпитализации в отделения педиатрии Ямайки связаны именно с недоеданием. Недостаточное питание продолжается и в раннем детстве и среди подростков. Ожирение же начинает проявляться у женщин после 25 лет, а после 30 лет приобретает космические масштабы».

Когда Ричардс говорит «пониженное питание», то подразумевает отсутствие достаточного количества еды. Дети в Вест-Индии от рождения до раннего подросткового возраста были исключительно худыми, а их рост был низким. Они нуждались в большем количестве пищи, а не только ее большей питательной ценности. Ожирение начинало проявляться во время полового созревания, а по достижении зрелости его распространение, особенно среди женщин, стремительно нарастало. Подобное сочетание мы видели среди Сиу в 1920-х,  а затем в Чили, когда недоедание и/или недостаточное питание сосуществуют  с ожирением, даже у членов одной семье.

А вот подобное наблюдение обсужденное с позиции того, что причиной ожирения является переедание. Из статьи Бенджамина Кэбаллеро главы Центра Питания Человека в Университете имени Джона Хопкинса: «Пищевой парадокс — Пониженная масса тела и Ожирение в развивающихся странах», опубликованной в New England Journal of Medicine в 2005 году. Автор описывает посещение клиники в трущобах Сан-Паулу в Бразилии. Он пишет: приемная была «полна матерей с худыми, чахлыми маленькими детьми, с типичными признаками недостаточного питания. Подобное, к сожалению, не удивило бы тех кто посещает бедные городские территории в развивающихся странах. Неожиданностью могло стать то, что многие из этих матерей имели лишний вес».

Далее он пишет что с трудом мог поверить в возможность подобного феномена: «Сосуществование пониженной массы тела и ожирения создает проблему для программ общественного здравоохранения, так как цели программы по уменьшению недоедания находятся в конфликте с целями программы по профилактики ожирения». Проще говоря, если мы хотим предотвратить ожирение, мы должны заставить людей есть меньше, а если мы хотим предотвратить недоедание, мы должны сделать еду более доступной. Что же нам делать?

Курсив в цитате Кабальеро является моим. Сосуществование худых, чахлых детей, с типичными признаки хронического недоедания, с матерями, страдающими ожирением, создает проблему не программам здравоохранения, как предположил Кабальеро, а создает проблемы нашим убеждениям — нашей парадигме.

Если мы считаем, что эти женщины весят больше нормы, потому что слишком много едят, и при этом известно, что их дети не получают достаточного количества еды, и поэтому имеют недостаток веса и отстают в физическом развитии, то получается, что матери потребляют лишние калории, которые могли отдать своим детям, чтобы позволить им нормально развиваться. Другими словами, они готовы морить голодом своих детей голодом, но продолжать объедаться. Это противоречит всему, что мы знаем о материнском поведении.

И что же у нас получается? Мы должны забыть все, что известно о материнском поведении и тогда мы можем сохранить убеждения об ожирении и переедании? Или мы поставим под сомнение представления о причинах ожирения, и оставим нетронутыми наши представления о тех жертвах, на которые идут матери ради своих детей?

Я повторюсь, сосуществование пониженной массы и ожирения в одной группе людей и даже среди членов одной семьи создает проблему не программам здравоохранения, а нашим убеждениям о причине ожирения и избыточного веса. И как мы увидим далее это не единственная вещь, которая делает это.

В 1968 году Джордж Макговерн, Американский сенатор, провел серию слушаний в Конгрессе, в котором обедневшие американцы, говорили о сложностях с обеспечением полноценным питанием своих семей при низких доходах. Как вспоминал он позже» Большинство из тех кто говорил об этом были со  «значительно избыточным весом». Один их высокопоставленных сенаторов из его комитета сказал ему: «Джордж, это смешно. Эти люди не страдают от недоедания. Они все с избыточным весом».

*Гриффин был не единственным, кто отмечал прекрасное здоровье и стройность Пима в середине девятнадцатого века. Например в 1852 году Джон Бартлетт американский пограничный комиссар писал: у женщин «хорошие фигуры с полной грудью и точно сформированными конечностями» мужчины «вообще худощавые и высокие, с очень маленькими конечностями и узкой грудью».

Далее.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Также на эту тему можно пичитать:

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Subscribe without commenting


Thanks: Medicina-all